Массаж живота девушке своими руками получить курс

Я хочу выразить безграничную признательность Саре, Кей и Джаде. Спасибо за все, что вы массаж живота девушке своими руками получить курс меня сделали.

Еще я выражаю ОГРОМНУЮ благодарность Кэтлин и Кристи за то, что они взяли на себя всю основную тяжесть работы с текстом. И большой-пребольшой привет всем замечательным, удивительным женщинам всего мира, с которыми я с удовольствием общалась и кого я считаю теперь моими подругами, в их числе Эйл, Алекс, Эми, Андреа, Анжела, Асусена, Бабе, Би, Белинда, Бетси, Бренди, Бритт, Кэролайн, Кэтрин, Доун, Гвен, Хана, Джанет, Джен, Дженн, Джил, Кэти, Келли, Айз, Мэнди, Маргарет, Наталия, Николь, Нора, Ольга, Пам, Полина, Райна, Рейзи, Райан, Рут, Стеф, Суси, Таша, Тейлор и Юна. Спасибо Моргану и Дженн за все, что касается отеля Хитман. И, наконец, спасибо Джанин, моему редактору. Ты краеугольный камень, на котором все зиждется. Мама лежит на диване, спит, или ей опять плохо.

Я прячусь на кухне под столом, прижимаюсь к стене, чтобы он меня не заметил. Сквозь пальцы вижу маму, ее руку на грязном зеленом пледе. Его огромные ботинки с блестящими пряжками останавливаются напротив нее. Мама свернулась в клубок и прячет лицо. Я закрываю глаза и затыкаю уши.

Он поворачивается и топает на кухню. Мне в нос ударяет отвратительная вонь, смесь сигарет и виски. Он просыпается от леденящего кровь завывания. Он весь в поту, сердце бешено колотится. Он резко садится и трясет головой.

Он делает глубокий вдох, потом медленный выдох, пытаясь успокоиться, выбросить из ноздрей и из памяти запах дешевого бурбона и вонючих сигарет Кэмел. Я кое-как пережила Третий-день-без-Кристиана и свой первый рабочий день. Мелькали новые лица, я старалась вникнуть в работу. Вот он подходит к моему столу, улыбается, в голубых глазах сверкают искорки.

Думаю, мы с тобой прекрасно сработаемся. Не без некоторого усилия я растягиваю губы в подобии улыбки. Я пойду, если вы не возражаете. Беру сумку, натягиваю куртку и иду к двери. Оказавшись на улице Сиэтла, вздыхаю полной грудью. Но воздух раннего вечера все равно не заполняет пустоту в моей грудной клетке, тот вакуум, который я ощущала с субботнего утра, болезненное напоминание о моей потере. Да, конечно, я могу теперь позволить себе тачку — красивую, новую тачку.

После этой мысли во рту становится горько, но я предпочитаю этого не замечать. Иначе опять зареву, прямо сейчас, на улице. Без Кейт в квартире пусто и тоскливо. Небось валяется сейчас на Барбадосе на пляже, потягивает прохладный коктейль. Я включаю плоский телевизор, чтобы звук заполнил вакуум и создал хотя бы некоторое ощущение, что я не одна, но не слушаю и не смотрю. Я сажусь и тупо смотрю в стенку.